Как это работает?

Организация перелетов, сборов и быта команды.

main-image


Владимир Столяров: Всем привет! С вами подкаст «Зенита» «Как это работает?», в котором мы рассказываем о том, как функционирует, как устроен современный профессиональный футбольный клуб. Наши эксперты, гости в студии совершенно точно знают, как это работает, потому что отвечают за ключевые структуры футбольного клуба. В первом выпуске у нас в гостях был Сергей Богданович Семак, и мы поговорили о том, как функционирует тренерский штаб сине-бело-голубых. И если эта сторона жизни клуба более-менее на виду, то о том, как организовать жизнь команды с административной точки зрения, как планировать участие в турнирах, в тренировочных сборах, перелеты, переезды, как принимать команды-соперницы – вот об этом, судя по всему, знаем мы совсем немного. Поэтому поговорить о данной, несколько скрытой от посторонних глаз жизни клуба мы пригласили директора департамента организационного сопровождения футбольного клуба «Зенит» Илью Горбачева. Илья, добрый день. 

Илья Горбачев: Добрый день. 

В. С.: И начальника команды «Зенит» Евгения Кошелева. Евгений, здравствуйте. 

Евгений Кошелев: Здравствуйте. 

В. С.: Ну что, господа, конечно, непростая у вас служба, поэтому первый вопрос напрашивается сам собой. Ваш рабочий день 24 часа в сутки или минут 30-40 на перекусить и переодеться имеется? 

Е. К.: Безусловно, бывают дни, когда приходится работать и 24 часа в сутки. Их не так много. На перекус тоже находим время, потому что надо быть в форме, готовым не спать 24 часа иногда. Но если, конечно, серьезно ответить, то большая часть рабочих дней более-менее нормальная. Нормированный рабочий день, если мы говорим о тренировочных днях. Если говорить о матчевых днях, особенно когда проходят выездные матчи, то, конечно же, график часов сдвигается, и приходится работать дольше, чем обычный офисный сотрудник.

В. С.: На всякий случай, может быть, и для наших зрителей скажу, что в советские времена в команде был начальник и был администратор. И они занимались вдвоем абсолютно всем: квартиры игрокам, машины, опять же организация тех же перелетов, переездов. А сейчас у вас в подчинении целый департамент по организационному сопровождению. Расскажите, пожалуйста, всем нам, какие направления деятельности клуба ваш департамент курирует?  

И. Г.: Да, действительно, департаментом мы стали относительно недавно с учетом того, что у нас помимо основной команды есть еще «Зенит»-2, молодежные команды, команды Академии, которым мы тоже иногда помогаем, недавно появился также женский футбол. Действительно, работы много, поэтому приходится иметь достаточно много сотрудников, которые отвечают за разные направления деятельности. Наверное, основное направление – это логистическая поддержка, трэвел-поддержка команд: бронирование гостиниц, договорная работа с гостиницами, с авиакомпаниями, с транспортными компаниями, курирование всего этого процесса, выезд на место, инспекционные поездки. И, в общем, это то, что у нас занимает очень много времени, не только офисного, но и такого разъездного. У нас такой разъездной характер работы. Что касается еще одного направления – это международные связи. Мы являемся основным окном футбольного клуба «Зенит» в Европу. У нас есть такое понятие как «main contact» Лиги Чемпионов, Лиги Европы – это человек, которые получает, ведет всю переписку, решает все организационные вопросы, связанные с проведением европейских матчей. Есть еще направление – помощь в адаптации иностранным футболистам.

В. С.: Если говорить количественно, то сколько людей в клубе вот весь этот невероятно даже звучащий объем дел на своих плечах вывозит? 

И. Г.: Сейчас нас девять человек в департаменте, но, естественно, нам помогают и сотрудники из других отделов, других подразделений, но основной контакт именно с командой он у нас с Евгением. 

В. С.: Евгений, вот новый игрок приходит в клуб. Давайте, раз Илья уже тему обозначил, как раз возьмем самый тяжелый случай: это иностранец с другого континента. Собственно говоря, с какими первыми проблемами вы сталкиваетесь, когда он вам звонит или приходит? Какие первые просьбы звучат? 

Е. К.: Есть первая стадия – это когда мне сообщают о том, что мы, образно, собираемся подписать контракт с футболистом. И мы начинаем подготовительную работу. Эта работа включает в себя следующее: во-первых, мы должны понять, где он находится, в какой стране, в каком городе. Мы сразу начинаем включать процесс проверки оформления документов, которые необходимы для того, чтобы он въехал в страну, чтобы он получил разрешение на работу. Вторая важная часть – это медицинская составляющая. Как правило, нам нужен предконтрактный медосмотр, и мы должны понять, где мы его делаем. То есть мы должны провести определенную работу для того, чтобы подготовить футболиста к подписанию контракта. После того, как футболист подписал договор, если это произошло за рубежом, мы, соответственно, переходим к стадии «доставить». Тут уже встают вопросы по визе, по всем документам, необходимым для того, чтобы он мог прибыть в Российскую Федерацию. Последний год был особенно сложным из-за известных ограничений. И доставка Вендела и Ловрена была сложной. Это были такие интересные миссии, но, к счастью, выполнимые. 

В. С.: Вот теперь, Илья, игрок в Санкт-Петербурге. Известно, что вот те же бразильцы, они долго скучают по родным, тем более что по началу, как правило, они все-таки без семьи приезжают. 

И. Г.: Действительно, есть такой момент. В случае Вендела и Малкома все родственники живут в Бразилии. А разница часовых поясов где-то восемь, наверное, часов с Рио или Сан-Паулу. Естественно, они связываются, но это происходит достаточно тяжело, и им приходится свой график немножко скорректировать. 

В. С.: Ну да, надо же еще тренироваться. 

И. Г.: Тренироваться, высыпаться, желательно, восстанавливаться. Ну а так, конечно, у нас есть сотрудники, которые владеют португальским, испанским, английским языком, итальянским языком, которые помогают с адаптацией, с поиском жилья. Потом уже, когда приезжают семьи, с поиском детских садов, школ для детей, помогают в решении любых бытовых вопросов, начиная от того, как починить что-нибудь в квартире, до записи ребенка в какие-то кружки, салоны красоты для жены. То есть масса вот таких вот вещей, на которые мы даже не обращаем внимания, мы их делаем каждый день, но мы здесь живем, мы знаем, куда пойти, если что, то погуглить. А они без языка, и, естественно, нужна какая-то помощь. 

Е. К.: Моя главная задача, чтобы футболиста ничего не отвлекало. Он должен высыпаться, он должен не думать о том, какие у него могут быть проблемы, бытовые проблемы, он должен приезжать на тренировку полностью подготовленный к ней, проводить ее на должном уровне, готовиться к игре, то есть бытовые и семейные вопросы они ключевые в данном случае. 

В. С.: Мы уже от Ильи узнали, как устроен департамент организационного сопровождения. А расскажите нам про административный штаб команды. 

Е. К.: Административный штаб команды на самом деле невелик, если чисто формально к этому подойти. Я являюсь начальником команды и у меня в подчинении два администратора, которые занимаются в большей степени заказом, подготовкой экипировки для команды на тренировочные дни, на игры, соответственно. И тут важно понимать, что структура нашего клуба устроена так, что, как вы правильно заметили до этого, львиная доля административных вопросов, которые поддерживают команду, вынесена в другой департамент – департамент Ильи. Большую часть поддержки, которая не касается экипировки, я получаю от Ильи, от другого департамента клуба. Поэтому я в какой-то степени его тоже включаю в свою административную команду. Тем более мы делим с ним офис на базе и общаемся каждый лень. Я его рассматриваю как своего близкого коллегу, поэтому формально у меня два человека в подчинении, но опираюсь я очень сильно на помощь Ильи и его отдела. 

В. С.: Евгений, тренировочные занятия – отдельная и большая часть работы административного штаба. Если, например, тренировка назначена на 11 часов, за сколько часов вы и ваши коллеги появляетесь в Удельной?
Е. К.: Всегда пытаемся появляться на работе в начале дня, то есть мы, как правило, приходим на работу в 9-9:30 независимо от того, когда начинается тренировка, потому что все равно есть дела, которыми ты должен заниматься. Это касается и меня, и администраторов команды. 

В. С.: Вечный вопрос, который с давних времен интересовал болельщиков: кто стирает, гладит форму, накачивает мячи? 

Е. К.: На базе, конечно же, у нас есть прачечная, где стирается вся экипировка, если необходимо, гладят экипировку или форму. Мы готовим это все сами. То, что касается мячей, делают администраторы. Администраторы отвечают за экипировку, за инвентарь – это все их ответственность. 

В. С.: Другая важнейшая тема – это, так называемые, УТС, учебно-тренировочный сборы. Соответственно, понятно, что их планирование происходит сильно заранее. Но вот, Илья, если можно, об этой части работы немножко поподробнее. 

И. Г.: Вы попали в точку, потому что мы буквально до записи с Евгением обсуждали этот вопрос. Да, в обычное время мы стараемся уже за несколько месяцев понимать точное место, куда мы едем, съездить на инспекцию, посмотреть, забронировать, договориться с отелями, с тренировочными комплексами. Это достаточно тяжелая и долгая подготовка, требующая большого внимания. Но в целом тяжело всегда в первый раз. Дальше уже ты понимаешь, на что обратить внимание, на какие моменты. Ты понимаешь специфику стран, куда ты едешь. Летом это Австрия, зимой это могут быть Эмираты и Катар. Везде разный менталитет, конечно. Какие-то такие моменты также учитываются с организационной точки зрения. Здесь же мы понимаем, если это выезд в другую страну, то это такой большой трудоемкий процесс всегда, связанный с получением виз, с организацией перелета и, возможно, с разницей часовых поясов, потому что не всегда можно в твое рабочее время с кем-то договориться, созвониться – приходится выбирать какое-то другое время. 

В. С.: А выбор страны, куда летит команда на первый сбор, куда на второй – это прерогатива тренерского штаба? 

Е. К.: В принципе все, что мы делаем – это прерогатива главного тренера: выбор мест, куда мы едем на предсезонку, где мы останавливаемся, когда играем выездные матчи. Просто,как Илья правильно сказал, когда ты это делаешь постоянно, то ты уже в принципе понимаешь, какие требования есть у главного тренера. Но, тем не менее, каждый раз мы обсуждаем и утверждаем то, куда мы едем, как мы строим наше пребывание там, что необходимо для пребывания на сборах или на выездном матче и так далее. 

В. С.: А кто со спаррингами договаривается? 

Е. К.: Мы договариваемся, клуб договаривается и с отелями, и с представителями команд, с которыми мы хотим сыграть. Иногда это происходит напрямую, иногда мы прибегаем к помощи матч-агентов, потому что для организации официального товарищеского матча необходим агент ФИФА, для того, чтобы этот матч провести, поэтому приходится обращаться к компетентным людям, но по большому счету все в руках клуба. 

В. С.: Ну то есть Сергей Богданович говорит: «Мне бы хотелось вот на этом сборе вот тогда-то примерно сыграть с таким соперником…».

Е. К.: Да.

В. С.: «Тут нам три дня пауза, например, нужна».

Е. К.: Да, абсолютно, когда мы знаем длительность сборов, тренерский штаб решает, как будет выглядеть подготовка, потому что каждый день имеет свою направленность. И, соответственно, Сергей Богданович обозначает и те дни, когда он хочет провести матчи, и плюс-минус уровень соперников тоже. 

В. С.: Евгений, наверняка вы в курсе, что раньше и в том же «Зените», а уж при Юрии Андреевиче Морозове так и тем более, команда садилась на базу на карантин перед игрой, там на два, на три дня. Потом, конечно, дней стало поменьше. При Адвокате, по-моему, команда заезжала в отель, там проводила ночь перед игрой. Сейчас в «Зените» есть такое понятие как «предматчевый карантин»? 

Е. К.: Нет, мы собираемся, как правило, в день матча. Иногда бывают матчи, когда главный тренер может захотеть собрать команду за сутки. В такие моменты мы вечером тренируемся и остаемся ночевать. Иногда мы это делаем, когда матч начинается рано, допустим, в два часа. Тогда, конечно же, парни приезжают, мы тренируемся вечером, иногда утром, разъезжаемся по домам, потом вечером съезжаемся или тренируемся вечером и остаемся ночевать, чтоб уже выспаться хорошо, покушать, провести теорию и поехать на матч. 

В. С.: Но все равно выезд на матчпроисходит с базы, да? 

Е. К.: Конечно, выезжаем централизованно, с базы. Мы все равно собираемся, проводим какое-то время вместе. 

В. С.: Давайте поговорим о таком увлекательном деле, как matchday, да, то есть день, когда у «Зенита» игра. Чем занимается департамент организационного сопровождения в эти часы? 

И. Г.: Здесь надо понимать, что для нас организация домашнего матча и организация выездного матча – это две совершенно разные вещи. Если дома у нас есть свой стадион, в котором работают сотрудники, и они, собственно говоря, проводят весь матч, занимаются раздевалками, спортивной зоной, полем, трибунами, безопасностью. То матч выездной, конечно, совершенно другая история. Как правило, команда приезжает за сутки до матча, накануне игры. Соответственно, я, мои коллеги, мы выезжаем чуть раньше, за день, иногда за два, чтобы прощупать всю местность, посмотреть все ли в порядке с гостиницей, готов ли транспорт, никто ли не сломался. Обязательно проконтролировать, вылет команды в аэропорту. Встретить команду, довезти до гостиницы, организовать там питание. С нами ездит шеф-повар команды, который тоже с нами заранее всегда прибывает в город, где проводится игра. Ну и, соответственно, в день матча уже, утром всегда проводится предматчевое совещание. Обычно оно проходит на стадионе. В последний год оно проводится в основном в онлайн формате. На нем решаются организационные вопросы, вопросы безопасности. Мы в нем участвуем и как домашний клуб, и как гостевой клуб. После этого уже входим в такой более спокойный режим вплоть до наступления момента – за час до времени выезда команды, когда уже начинаются сборы. Ты опять должен проконтролировать транспорт, созвониться со всеми водителями. 

В. С.: А за сколько часов до стартового свистка команда выезжает на стадион? 

И. Г.: Ну в зависимости от того, сколько ехать до стадиона. Мы должны быть на игре за полтора часа до матча, как правило, хотим быть за полтора. 

В. С.: Я понимаю. Евгений, очень интересно, каковы функции начальника команды в тот момент, когда уже идет игра? 

Е. К.: Главная функция – это все-таки провести замены, если такие необходимо провести. Также я, так как нахожусь на лавке, должен следить за тем, чтобы соблюдались регламентные требования по размещению тех людей, которые могут быть на лавке. Ну и в принципе я оказываю какую-то необходимую поддержку, которая может быть необходима, но во время матча все, как говорится, в руках и ногах футболистов и тренеров. 

В. С.: А был такой момент, когда я наблюдал за вами с трибуны и видел, что вы подносили записки резервному арбитру, где обозначены замены. 

Е. К.: Да. 

В. С.: А также был, по-моему, период, когда в функции начальника команды входило и набирать на электронном табло номера уходящего и выходящего игрока. 

Е. К.: Да, это как правило происходит в Лиге Чемпионов, в еврокубках. Так заведено. И в разгарпандемии тоже так было в Российской Премьер-Лиге. Несколько туров это продлилось, мне кажется, и потом перестали это делать. 

В. С.: А был в истории «Зенита» эпизод, даже два, когда, по-моему, неправильно посчитали легионеров. 

Е. К.: Сейчас не надо считать легионеров. Легионеры есть у нас в заявке на сезон. И ты можешь пользоваться всей квотой легионеров, которая есть. Из того,за чем надо следить – это за допуском футболиста к игре, потому что иногда футболисты могут быть дисквалифицированы, они не могут принимать участие в матче. Тогда, соответственно, конечно же, ты ведешь учет этого, но, так как сейчас существует электронная система протокола, я его заполняю в электронном виде, то там отображается человек, который не допущен к матчу. Надо очень постараться, чтобы его туда внести. 

В. С.: Илья, если говорить о сравнении подобных структур в других клубах Российской Премьер-Лиги с тем, что есть в «Зените», насколько схожи эти структуры с клубами РПЛ в нашем клубе или есть различия? 

И. Г.: Различия безусловно есть. Все зависит от уровня клуба, от того, как клуб хочет работать со своими игроками. Если клуб хочет действительно иметь высокий уровень, помогать своим футболистам, то, естественно, у них есть люди, которые этим занимаются. Если клуб, например, считает, что «мы платим зарплату, дальше не наши вопросы» – это, соответственно, уже другой подход. 

В. С.: Но это не наш путь. 

И. Г.: Ну естественно, помогать нужно, мы должны это делать, в особенности иностранным футболистам. Я считаю, что это очень важный сегмент работы профессионального клуба не только футбольного, а любого.

В. С.: Илья, о выездных играх мы поговорили, но тут, конечно, случившаяся в прошлом году пандемия, наверное, заставила вас подумать о том, что не было еще ничего страшнее до этого момента. А потому как понятно, что вопрос с организацией выезда на матчи той же Лиги Чемпионов или те же сборы,судя по всему, вообще разросся до невероятных объемов. Как вы из этой ситуации выходили? 

И. Г.: На самом деле, когда началась Лига Чемпионов, мы три месяца уже прожили в условиях пандемии в России, играя при этом матчи. И в Российской Футбольной Премьер-Лиге был составлен санитарный регламент, который описывал то, как нам нужно действовать. Это обязательно организация тестирования, чуть ли не через три-четыре дня, ограничения, связанные с поездками в самолетах. Основная команда летает чартером, поэтому здесь основная задача – это стараться максимально сократить внешний какой-то контакт с командой. По возможности мы старались организовывать и стараемся организовывать по прилету подачу автобуса для команды сразу к трапу самолета, чтобы не было проходов через терминал, через какие-то общие зоны, выделяем, где это невозможно, какие-то коридоры, чтобы не было контактов. С Лигой Чемпионов там было все немножко жестче, потому что и страны, в которые мы ездили – это Германия, Италия и Бельгия были на тот момент уже более закрытыми, чем Россия. Ну там и людей не было. Удивительно было, когда ты прилетаешь в Фьюмичино, в аэропорт Рима, в котором пять терминалов, и работает только один терминал. И под нас итальянцы выделили, не только под нас, в принципе под спортивные команды, прилетающие чартером в Рим или улетающие из Рима, отдельный терминал. 

В. С.: Евгений, каков был регламент жизни команды во время вот этих выездов за границу? Из номеров можно было выходить?

Е. К.: Да, у нас, как Илья упомянул, был регламент соревнований. Он был как в Российской Премьер-Лиге, так и в европейских…

В. С.: Извините, перебью. Он касался исключительно правил нахождения команды на стадионе или пребывания в городе тоже? 

Е. К.: Нет, это больше касалось матчей: именно прибытия на стадион, нахождения на стадионе и всего, что касалось проведения матчей. Наш внутренний регламент, который был создан для проведения матчей Российской Премьер-Лиги, он также предусматривал тренировочные дни, то есть что должно происходить и как должен быть устроен процесс на тренировочных базах, где команда тренируется. Я хотел сказать о том, что мы тем не менее сделали также свой регламент. Наш внутренний клубный регламент существует и сейчас, и он применяется. Если говорить о том, какие существуют правила для футболистов, то мы пытаемся все время находиться в «пузыре», как сейчас принято говорить. Мы не разрешали парням на выезде встречаться с кем-либо в отеле. Они приезжали в отель и просто следовали графику пребывания там, без встречи с друзьями или с кем-то, кто мог прийти. Сейчас мы идем на какие-то послабления, но они соблюдают дистанцию, они носят защитную маску. Вот и какие-то ограничения сейчас есть, но наверно уже не такие жесткие. 

В. С.: Илья, оказываете ли вы какую-нибудь помощь, поддержку командам, которые приезжают к нам в гости? 

И. Г.: Да, безусловно, это тоже одна из наших функций, потому что, когда команда приезжает, с ними нужно контактировать. Обычно пишется официальное письмо. Приезжающая команда нас информирует о том, когда они прилетают, где они живут, что им нужно в раздевалку: полотенца, там, простыни, массажные столы.Соответственно, это все приходит к нам. И далее уже различные департаменты занимаются этими вопросами: стадион занимается непосредственно стадионными вопросами, раздевалкой, мы занимаемся передачей пригласительных билетов в ложу. У нас есть такая традиция, не знаю, описана ли она в регламенте, когда руководство приезжает, мы им предоставляем места на стадионе, чтобы они могли смотреть матч. Соответственно, когда мы едем, нам предоставляют места на стадионе. Мы также взаимодействуем с командой. Встречаем их непосредственно в аэропорту, контролируем, чтобы у них все было хорошо. Это все происходит в основном накануне. Уже в день матча, как правило, контактов нет: они готовятся к игре, мы готовимся к игре. 

В. С.: Евгений, а вам приходилось обращаться к коллегам из других клубов, к начальникам команд Премьер-Лиги в оперативном плане, может быть, с какими-то вопросами, когда «Зенит» находился в том или ином городе на выезде? В этом смысле имеется корпоративная солидарность?

Е. К.: Конечно. Я думаю, что этика существует. Все начальники команд Российской Премьер-Лиги знают друг друга. И конечно же мы всегда можем положиться друг на друга. Наверно у кого-то с кем-то более близкие отношения, более дружеские, товарищеские, с кем-то меньше общаешься, но, тем не менее, мне очень просто всегда найти контакт любого человека в российской премьер-лиге, потому что я знаю всех начальников команд. 

В. С.: О ваших функциях во время игры мы поговорили. Здесь все понятно. Вы же все-таки находитесь буквально в самом котле, у кромочки поля. А что происходит в душе, в сердце во время матча? 

Е. К.: Конечно, ты переживаешь, как все. Ты хочешь, чтобы команда победила, но, знаете, когда ты только начинаешь делать эту работу, то ты больше все-таки болельщик, да. Спустя какое-то время ты, конечно же, продолжаешь поддерживать команду, ты ее всегда поддерживаешь, но ты понимаешь, что тебе надо сохранять трезвость ума, да, потому что ты должен помимо всего прочего следить за какими-то другими перипетиями вокруг матча. И ты должен отреагировать вовремя, если что-то происходит, и не растеряться, быть готовым что-то сделать, все остальное убрать в сторону. 

В. С.: Илья, вы можете позволить себе включить болельщика? Вам не надо концентрироваться? 

И. Г.: Я могу себе позволить включить болельщика, но не всегда получается. На выездных матчах, например, я смотрю обычно первый тайм, может быть, начало второго. После этого уезжаю в аэропорт готовить вылет команды. 

В. С.: Вот так вот. 

И. Г.: Поэтому очень редко досматриваю игры до конца. Все-таки бывает иногда, так как мы помогаем еще руководству в разных встречах, иногда нахожусь рядом с руководством, чтобы осуществить какую-то такую помощь руководителям. 

В. С.: Ну что ж, господа, вот так вот мы и постарались приоткрыть для вас сторону жизни футбольного клуба «Зенит», которая находится несколько в тени, но, как вы, наверное, уже сделали для себя вывод, работа там кипит огромнейшая. Что я могу сказать? Мне кажется, тяжело вам, конечно. И мы это слышали сегодня. Но мне кажется, вы счастливые люди, вы нашли в этой жизни вот такую вот свою очень хорошую стезю. 

Е. К.: Безусловно так. 

И. Г.: Однозначно.  

В. С.: Итак, уважаемые зрители, сегодня в подкасте «Зенита» «Как это работает?» мы общались с директором департамента организационного сопровождения Ильей Горбачевым и с начальником команды футбольного клуба «Зенит» Евгением Кошелевым. Евгений, Илья, большое спасибо, удачи вам и, конечно же, терпения, которое в вашей работе, безусловно, понадобится. 

Е. К.: Спасибо. 

И. Г.: Спасибо. 

В. С.: Ну что ж, это подкаст «Зенита» «Как это работает?». Встретимся в следующей серии.