Как это работает?

Стадион, день матча и нефутбольная жизнь арен.

main-image


Владимир Столяров: Всем привет! Меня зовут Владимир Столяров. И это новый выпуск подкастов «Зенита» «Как это работает?», в котором мы рассуждаем о том, как устроен, как функционирует современный профессиональный футбольный клуб. Гости, эксперты в этой студии отвечают за ключевые направления деятельности футбольного клуба «Зенит», поэтому с их помощью мы имеем возможность рассуждать о том, как устроены различные отрасли деятельности в современном профессиональном футболе. Сегодня мы поговорим о том, как функционируют стадионы, какие требования предъявляются к ним в современном футболе, как организуется работа в дни матчей, и как эти огромные арены существуют в ежедневном формате. Обсудить все эти вопросы мы пригласили заместителя генерального директора по инфраструктуре футбольного клуба «Зенит» Владимира Литвинова. Владимир Анатольевич, здравствуйте. 

Владимир Литвинов: Здравствуйте. 

В. С.: Ну и мой первый вопрос такой: «Газпром Арена» построена на месте бывшего стадиона имени С.М. Кирова, соответственно, расположение, ее транспортная инфраструктура, можно сказать, достались еще от прежних времен. А вот в современном мире какие требования учитываются при проектировании стадиона, при выборе места? 

В. Л.: Если говорить про выбор места, то, конечно, все зависит от масштаба планируемого объекта, от его, условно говоря, параметров и габаритных характеристик. И основных практик их, по сути, две: это устройство объекта на месте старого или строительство в совершенно новом месте. Как правило, строят где-то за чертой города или на окраине, иногда даже в чистом поле. И свои плюсы-минусы есть у обоих вариантов. В первом случае это уже действительно сложившаяся застройка, транспортная инфраструктура и наличие ключевого фактора – «магии места». 

В. С.: То есть это то, что мы называем историей? 

В. Л.: Да, история, виды, привычки болельщиков – масса факторов. Что касается, так называемого, чистого поля, то там тоже есть плюсы: там можно реализовать практически все что угодно и к тому же нет проблем с парковками. И место с прочими сопутствующими объектами инфраструктуры, как правило, выбирается с учетом уже сложившейся или планируемой транспортной доступности, потому что доступность стадиона для болельщиков – это один из ключевых факторов. Болельщики любых категорий должны с удобством добираться до стадиона и от стадиона до дома, поэтому тут рассуждать можно очень много. 

В. С.: Ну я так понимаю, идеального варианта нет? Везде есть плюсы-минусы. 

В. Л.: Абсолютно, верно. И тот, и другой варианты, собственно, хороши. 

В. С.: А кроме транспортной доступности, логистических вопросов, какие еще есть обязательные, ну если не требования, то пожелания по окружающей инфраструктуре вокруг арены? 

В. Л.: Все обусловлено, собственно, целями и задачами, под которые строится объект. Если это крупный амбициозный проект, на котором планируется проводить мероприятия уровня Чемпионата Европы, финала Лиги Чемпионов, Чемпионата мира и так далее, то как правило это крупные объекты, особенно если речь идет о полуфинале или финале, то есть это стадион вместимостью более 60 тысяч зрителей, и, соответственно, окружающая его инфраструктура, как правило, довольно сложная и наполнена разного рода объектами: парковки, периметры безопасности, открытые площадки для размещения объектов временной инфраструктуры под каждое мероприятие, входные группы, на которых может быть реализована функция досмотра зрителей, досмотра транспорта и так далее в зависимости от требований безопасности. 

В. С.: Кстати, вот по требованиям безопасности для современной арены. Вы уже упомянули входные группы или гейты, как их называют, где производится досмотр. А на самой арене какие необходимые требования существуют? 

В. Л.: Есть опять же разные нормативы и законодательные акты. Они могут быть локальными в зависимости от государства, где располагается стадион, могут быть те, которые носят общий обязательный или рекомендательный характер. Внутреннее законодательство, я уже сказал, оно регулирует общественную безопасность, антитеррор. В разных государствах оно разное. Плюс у организаторов турнира, например, таких как ФИФА или УЕФА, если мы говорим про современный футбольный стадион, у них существует собственный набор требований. Он связан, конечно, с национальным законодательством, но есть и свои определенные требования, например, к технической оснащенности, функциональности, логистике и так далее. 

В. С.: Наверное, самая важная часть арены – это футбольное поле. А какие существуют требования к качеству газона? 

В. Л.:Если мы говорим про мероприятия топ-уровня, будь то матчи Лиги Чемпионов, матчи мировых первенств и так далее, конечно, требования предъявляются самые высокие. Да, помимо того, что довольно жесткие требования предъявляются к медиа-возможностям стадиона, к аспектам безопасности, к реализации коммерческих прав, поле всегда находится где-то на топ-уровне внимания и требований. 

В. С.: А если говорить о количестве, то сколько людей в ежедневном формате ухаживают за футбольным газоном? 

В. Л.:Практика на этот счет разная. Если мы говорим, например, про опыт «Газпром Арены», то в нашем регионе, как вы понимаете, довольно сложные погодные условия. Несмотря на то, что у нас есть уникальная возможность выкатывать поле за пределы стадиона, тем не менее довольно насыщенный график функционирования арены и проведения матчей в зимний период требует от нас расширенного штата. И наша опытная гринкиперская служба составляет порядка десяти человек. 

В. С.: То есть всего десять человек обслуживают такой огромный газон? 

В. Л.:Да, но мы достаточно хорошо оснащены самым современным оборудованием, что, естественно, помогает в уходе за газоном. Плюс мы следим за всеми самыми современными тенденциями в гринкипинге применительно к футбольным полям и не только футбольным полям. Мы что-то черпаем из гольфа и так далее, то есть мы постоянно находимся в режиме поиска лучших практик и применяем это у себя. 

В. С.: Ну вот, собственно, мы понимаем, что выкатанное поле – это серьезное инженерное решение. Как раз к инженерным технологиям на примере «Газпром Арены» мы перейдем дальше. Это касается и цифровых видео-табло, и акустики, которая присутствует на современных аренах. Какие тенденции в мировом футболе на этот счет мы можем наблюдать сейчас? 

В. Л.:Один из основных трендов, скажем так, в проектировании и строительстве стадионов – это, собственно, мультифункциональность арен, то есть помимо футбола арена должна иметь возможность проводить иные мероприятия. Это может быть необязательно спорт. Это разного рода массовые мероприятия, шоу, все что угодно. И от того, насколько арена технически оснащена и развита, она становится более привлекательна со всех точек зрения для болельщика и зрителя, которые приходят, находятся в ожидании шоу либо в течение самого мероприятия. Помимо того, что он имеет возможность наблюдать и поле, и сцену, он получает дополнительные эффекты, развлечения и опции, используя медиа-носители стадиона. Это может быть все, что угодно на самом деле: и видео-табло, и LED-системы по периметру, и табло-Fascia, как на «Газпром Арене» по кругу, но есть еще иные разного рода технологии, которые связаны с развитием сети wi-fi и вовлекают зрителя непосредственно в сценарий мероприятия. Поэтому чем больше всяких штучек, визуальных, технических, тем больше арена становится привлекательной для зрителя. Если говорить про организаторов, то мультифункциональность также является важным аспектом. Техническая оснащенность, акустические свойства арены для проведения концертов, возможно, затемнение арены – вещи, которые не видны невооруженным взглядом, но которые имеют колоссальное значение на принятие решение организаторами о проведении мероприятия на данном стадионе. 

В. С.: Также плюсом той же «Газпром Арены» является возможность открывать или закрывать крышу, что опять же в нашем климате имеет большое значение. Как принимается решение о том, будет ли мы играть на открытом воздухе или с закрытой крышей? 

В. Л.: Решение об игре с закрытой или с открытой крышей может приниматься в нашем случае, в общем-то, практически за два часа до мероприятия. Чтобы открыться или закрыться крыше нужно порядка 30 минут. Есть определенные требования по безопасности. Поэтому если, условно говоря, метеопрогноз неблагоприятный, то матч-директор принимает решение закрытии крыши. Но, как правило, все очень просто: мы смотрим прогнозы сразу же из нескольких источников, моделируем погодную ситуацию, по сути, занимаемся предсказаниями. На самом деле в конце осени, в частности, на «Газпром Арене» крыша уже переходит в зимний режим, и мы ее, как правило, с ноября и где-то до апреля не открываем. 

В. С.: Мы уже затронули тему мультифункциональности современных арен. Скажите, пожалуйста, а сколько времени требуется для того, чтобы провести подготовку, например, к какому-то большому концерту после того, как закончился футбольный матч? 

В. Л.: Если говорить в принципе про подготовку, с момента принятия решения о проведении футбольного матча и, собственно, его проведения может пройти крайне короткий срок, меньше суток. Все службы мобилизуются, мы быстро готовим арену и готовы принимать футбол. Что касается мероприятия, с точки зрения переоборудования из концертной площадки в футбольную, то с учетом соблюдения всех требований, регламентов нашим рекордом можно считать время, когда мы управились меньше, чем за сутки. Это был титанический труд. После концерта «Rammstein» у нас на следующий день был матч с футбольным клубом «Краснодар». Мы управились, это был бесценный опыт. Но, как правило, демонтаж после концерта занимает в среднем до трех дней такой, скажем так, неспешной работы. Если говорить про подготовку мероприятия, то тут зависит от масштаба концерта. Такие крупные мероприятия, как концерт «Rammstein» или концерт группировки «Ленинград», они готовились в среднем неделю. 

В. С.: Это достаточно оперативно. 

В. Л.:Собиралась не только сцена, но и монтировался звук, монтировались специальные акустические системы, улучшающие свойства арены, то есть это была крупная застройка, ну и, соответственно, крупный концерт на больше 60 тысяч зрителей. 

В. С.: А какое количество людей поддерживает состояние такого огромного комплекса, и меняется ли это количество в зависимости от сезона?

В. Л.: На самом деле имеется разный опыт, потому что есть разный режим функционирования объекта, разные климатические условия, где они находятся, разное законодательство, а оно, поверьте, тоже влияет на количество человек в штате. Ну и разная, скажем так, модель эксплуатации объекта. Часто в зарубежных странах довольно широко используется аутсорсинг, то есть привлекается временный персонал, компании и подрядчики, которые выполняют те или иные функции. И зачастую штат арены может составлять всего 30 или 40-50 человек. 

В. С.: Остальные уже привлекаются?

В. Л.:А остальные – это аутсорсинг. Если говорить про «Газпром Арену», в данный момент у нас постоянно трудоустроены и трудятся фактически в ежедневном режиме порядка 440 человек. Я не могу сказать, что все вакансии закрыты, еще есть вакансии. Я не могу сказать, что сейчас оптимально функционирует модель эксплуатации, но сейчас стадион находится в стадии развития, то есть многие вещи дорабатываются и обустраиваются для того, чтобы болельщикам, командам и организаторам было комфортно, было больше возможностей и так далее. В это количество еще не входит, например, охрана объекта, а это порядка 60 постов охраны плюс кинологические службы. Плюс у нас на стадионе расположена пожарная часть, поскольку это мега-объект, которая обслуживает в общем-то и стадион, и близлежащий район.

В. С.: Если говорить о matchday, как функционирует стадион и персонал в день игры? Что входит в обязанности? Как они распределяются? 

В. Л.: Основная подготовка к матчу, ее активная фаза начинается где-то за 2-3 дня до самого мероприятия. Поле, если оно находится снаружи, закатывается внутрь, на него наносится разметка, оно готовится; собирается все, что касается периметра поля, спортивной зоны и регламентных требований. Проговариваются и определяются схемы работы технического персонала, дежурных аварийных бригад и так далее. Основную координацию подготовки к мероприятию выполняет специальный департамент, который называется департамент по организации и проведении соревнований. И у него такая ключевая функция – он является держателем чек-листа, по которому, собственно, и определяется готовность всех служб без исключения к проведению матча. Если говорить о matchday – это наверно, пожалуй, его самая важная функция, потому что он осуществляет общую координацию. Да, и крайне важную функцию, естественно, выполняет служба безопасности стадиона и футбольного клуба «Зенит» как организатора, поскольку это довольно важное направление, обусловленное довольно жёстким действующим законодательным требованием к безопасности объекта и довольно насыщенными и развитыми системами безопасности стадиона. Тут нельзя еще не учитывать вклад технических служб. В день матча на стадионе находятся порядка 150-180 представителей разных технических служб, которые следят за работоспособностью всего объекта. Если говорить про цифры непосредственно в matchday, то на стадионе находятся порядка 200 человек штатного персонала стадиона и порядка 3 тысяч человек временного персонала – это сотрудники, обеспечивающие безопасность, обслуживающий персонал кейтеринга, клинеры и так далее. Ну и, соответственно, полиция, которая обеспечивает безопасность проведения мероприятия. В общем, довольно много сил и человеческих ресурсов задействовано именно в matchday. И все это координируется из штаба проведения мероприятия, которое функционирует в день матча, и оттуда, собственно, идет управление мероприятием и отдаются все команды. 

В. С.: Ранее в этом выпуске вы говорили о временном отрезке, который необходим для того, чтобы открыть или закрыть крышу. Сейчас вы упомянули о том, что за три дня, если поле находится снаружи чаши, его вкатывают непосредственно уже в чашу стадиона. А сколько времени на это уходит? 

В. Л.:Ну если говорить про временные факторы, то зависит, собственно, от того, что считать окончанием момента закатывания. То есть помимо того, что поле, например, в течение 40 или 50 минут заезжает внутрь чаши, требуется еще порядка 2-3 часов для того, чтобы собрать периметр вокруг поля. 

В. С.: Закрепить все.

В. Л.: Да. Периметр представляет собой разборные конструкции, на которые также монтируется оборудование, расставляется, например, рекламная LED-система и так далее. Поэтому закатывание самого поля может занимать где-то в пределах 1-2 часов. 

В. С.: Учитывая ковидную эпоху, в которой все мы существуем уже больше года, на всех стадионах и на «Газпром Арене», естественно, появилось такое понятие как «чистая зона». Вот, если можно, расскажите поподробнее о том, как это работает? 

В. Л.: «Чистая зона», это вы, наверное, имеете в виду «святая святых» – непосредственно спортивную зону, куда приезжают команды, тренерский штаб и персонал, который работает вместе с командой. Естественно, к ней предъявляются самые высокие требования с точки зрения защиты от ковид. Количество людей, которые заходят в спортивную зону, ограниченно и существенно сокращено по сравнению с доковидной эпохой. И у всех людей, которые попадают в спортивную зону, имеется QR-код, который они сканируют на входе, и программа дает, собственно, им допуск. Человек, у которого QR-кода нет, попасть в эту спортивную зону не может. За несколько часов до начала мероприятия включается режим, и, собственно, доступ в эту зону ограничивается. Естественно, с точки зрения подготовки ее к матчупринимаются, скажем так, самые строгие антиковидные меры безопасности: проводится обработка, дезинфекция, все много раз перепроверяется. На входах в спортивную зону стоят специальные рамки. 

В. С.: Да, мы часто во время трансляции видим, как там всех опрыскивают. 

В. Л.: Там опрыскивают специальным раствором. В общем и целом, все к этому привыкли. И все, в общем-то, работает. 

В. С.: А человек, чтобы получить QR-код, если он не футболист, не тренер, не обсуживающий персонал команды, что он должен сделать, сдать тест?

В. Л.: Принимающий клуб и клуб, который приезжает в гости на игру, они направляют в Лигу список участников мероприятия. Лига это акцептует, понимая функционал и целесообразность их нахождения внутри «чистой зоны», и просто высылает QR-коды, которые распределяются внутри команды. 

В. С.: Часто стадион называют «домом» и для команды, и для болельщиков. Вот по вашему опыту, какими возможностями должен обладать стадион, чтобы соответствовать запросам футболистов, тренеров? И какими опциями арена должна обладать, чтобы болельщики воспринимали ее как «родной дом» для себя? 

В. Л.: Стадион должен быть в первую очередь комфортным для всех категорий людей, которые приезжают туда играть в футбол или приезжают смотреть этот футбол. То есть тут для команды, как мы уже обсудили, крайне важна комфортная спортивная зона. 

В. С.: И все, что касается раздевалок, массажных, душевых…

В. Л.: Да, все, что касается раздевалок, массажных, душевых, джакузи, разного рода подготовительной и вспомогательной инфраструктуры – это разминочные, тренажеры, плюс какие-то реабилитационные вещи, такие как джакузи, криосауны и так далее. То есть игрок должен получить максимальный комфорт от пребывания, от подготовки, от проведения матча и от послематчевых мероприятий. Ну и поле. Конечно, на стадионе должно быть хорошее поле. Если говорить о зрителях, то тут тоже довольно много аспектов. Мы уже упомянули, что, во-первых, у всех категорий зрителей должна быть возможность удобно и быстро добраться до стадиона. Но помимо того, что зритель добрался до стадиона, его нужно чем-то занять, его нужно развлекать, его нужно кормить, ему нужно постоянно предлагать что-то новое, то, чем сейчас, собственно, активно занимается клуб. Если с командой все более-менее понятно: сделали ремонт в раздевалках, все поставили, оборудовали, создали комфортные условия, поухаживали за полем, получили хорошее поле, то со зрителями все сложнее, потому что стадион огромен и все категории зрителей нуждаются в заботе и внимании, поэтому нужно развивать кейтеринг, нужно развивать мультимедиа, нужно развивать сервисы, нужно постоянно придумывать какую-то программу для того, чтобы зрителю было интересно, вкусно, комфортно, и он как можно дольше времени проводил на стадионе, приходил заранее и не сразу после матча уходил.

В. С.: Вот как раз про «приходить заранее» следующий вопрос. То есть в принципе существует мировая тенденция привлекать зрителя на стадион как можно раньше? Это вот то, что делается на той же «Газпром Арене», когда проводятся променады, когда просят приходить и за два часа, и за три, что в общем и очереди на входах снижает, и опять же позволяет создавать еще до стартового свистка такую уже хорошую атмосферу. 

В. Л.: Все верно. Но нам еще есть над чем работать и работы непочатый край, потому что опять же лучший мировой опыт футбольных, да и не только футбольных арен, например, в Германии или в Соединенных Штатах, показывает, что развитые сервисы для болельщиков (это еда, шоу, мерчандайзинг, какие-то программы) развитым и современным аренам позволяет аккумулировать основное количество зрителей за полтора, два часа до матча. И после окончания матча они не расходятся, то есть они остаются, празднуют победу или поражение. По сути, зритель на арене может проводить, например, пять часов.

В. С.: А есть такая тоже мировая тенденция, в частности, я в Гельзенкирхене на стадионе «Шальке» наблюдал, что там есть даже такая кирха, куда болельщики могут прийти и покрестить своего ребенка непосредственно в стенах родного стадиона. Есть опыт, что проводят церемонии бракосочетания на стадионе. Что об этом можно сказать? 

В. Л.: Ну это опять же к вопросу о мультифункциональности и сервисах для зрителей как в matchday, так и во внематчевое время. Если говорить про «Газпром Арену», свадьбы были, да, приезжали бракосочетаться и в день матча, и во внематчевое время. Действительно, были фотосессии, были разного рода мероприятия, связанные с этим. 

В. С.: То есть любой болельщик может, скажем так, заказать подобную услугу? 

В. Л.: Да, в принципе любой болельщик может заказать. Естественно, мы для преданных фанатов клуба делаем какие-то даже нестандартные вещи, потому что для нас ценен каждый болельщик Но можно и не быть болельщиком «Зенита» для того, чтобы заказать какое-то мероприятие на стадионе. 

В. С.: Хотелось бы немножко об экологической ситуации поговорить, потому что сейчас с точки зрения развития этому тоже уделяется много внимания. На ваш взгляд, с учетом опять же известного вам опыта, каким критериям должна соответствовать арена, чтоб о ней можно было бы вот с полным правом говорить, как о «зеленом» стадионе? 
В. Л.:Существуют мировые стандарты так называемого «зеленого» строительства, но для того, чтобы получить статус «зеленого» стадиона, еще на этапе проектирования эти стандарты должны быть учтены. Они касаются буквально всего: это экологичность применяемых материалов, это технологии энергосбережения, технологии, связанные с переработкой воды, то есть, условно говоря, вы полили поле – вода не в канализацию ушла, а, например, в специальный резервуар, где она после системы очистки может повторно использоваться; это система обращения с отходами. Там целая масса факторов, которые влияют на стандарт «зелености» стадиона. Я не могу сказать, что «Газпром Арена» соответствует всем стандартам и я не припомню ни одного стадиона в мире, где все было бы идеально с точки зрения этих довольно жестких стандартов экологичности. Тем не менее есть четкие тренды, которым стадионы следуют и на которые обращают внимание организаторы проведения соревнования, в частности ФИФА и УЕФА. Ключевые – это энергосберегающие технологии, это опять же система обращения с отходами, то есть понятно для всех, что это раздельный сбор, сдача в переработку и так далее. Если говорить про систему обращения с отходами и с энергосберегающими технологиями, то это довольно развито на «Газпром Арене». У нас действительно существует целая технология по сортировке отходов и их утилизации, сдачи на переработку. И опять же весь стадион оборудован энергосберегающими лампами. 

В. С.: Если стадион, как «Газпром Арена», например, еще и находится в таком уникальном месте, на берегу Финского залива, это накладывает еще какие-то дополнительные требования, обязательства? 

В. Л.: Накладывает, конечно. Стадион расположен в довольно знаковом для Петербурга месте. И, естественно, когда прилегающая к стадиону территория недостаточно ухожена, жители нашего города, да и контролирующие органы обязательно обращают на это внимание. Это доставляет довольно много хлопот, потому что территория у стадиона большая, за ней нужно приглядывать и нам, и коммунальным службам, и комитетам по благоустройству. В этом направлении ведется колоссальнейшая работа по уходу за зелеными насаждениями, инженерными системами, за освещением улично-дорожной сети, художественной подсветкой и так далее. Важным фактором является, конечно, уже поднадоевший всем зеленый забор вокруг стадиона, который обустроили еще к Кубку Конфедераций. Это было требование опять же действующего законодательства и силовых структур по обеспечению беспрецедентных мер безопасности при проведении мероприятий топ-уровня. Просто вся эта инфраструктура несколько осложняет проход людей на западную часть Крестовского острова, которая уже построена, благоустроена, там есть променадные зоны, видовые площадки. Но из-за того, что в ближайшее время у нас пройдет еще два мега-турнира (на момент записи подкаста Евро-2020, финал Лиги Чемпионов-2022 – прим. ред.), мы пока не можем его демонтировать. Но ведется активная работа по планированию логистики и обустройства вот этой вот территории в западной части Крестовского в режиме наследия, то есть когда мы проведем Евро и финал Лиги Чемпионов, мы будем разбирать всю временную инфраструктуру, которая построена вокруг стадиона, и, соответственно, вид Петербурга со стороны залива существенно улучшится. Хотя, как вы видите, уже довольно много построено современных сооружений. И эта часть Петербурга она с воды выглядит прекрасно. 

В. С.: Ну и в финальной части этого выпуска, естественно, поговорим о финансах. Кого же эта тема не интересует? Какие составляющие обеспечивают коммерческую сторону развития современных стадионов? 

В. Л.: Прежде всего, если говорить про коммерческую составляющую, речь идет о генерации выручки в день мероприятия, то есть выручки от билетов, от мероприятий, от разного рода сопутствующих сервисов. Кроме этого, естественно, выручка формируется от реализации разного рода коммерческих прав, но, в основном, это прерогатива футбольного клуба «Зенит». Основной поток денег, который генерирует стадион, он направляется в футбольный клуб, поскольку клуб продает билеты, клуб обеспечивает реализацию коммерческих прав. Стадион тут выполняет, скажем так, техническую функцию, функцию площадки. Но у стадиона есть в общем-то свои доходы, которые потом попадают, естественно, в общий котел с клубом. И они как раз формируются от проведения разного рода мероприятий, не только футбольных, но и массовых мероприятий: концертов, мелких мероприятий. 

В. С.: Очень популярным становится явление, даже не в последнее время, а, может быть, в последнее десятилетие, когда арена продает право кому-то из спонсоров называть стадион своим именем. Вот об этом тренде можете сказать несколько слов? 

В. Л.: У нас с этим все понятно и решено. Это один из ключевых доходных факторов, влияющих на экономику арен, поэтому все крупные арены, как правило, имеют наименование спонсоров. 

В. С.: Но существует практика УЕФА, которая во время проведения международных матчей исключает упоминание имя спонсора. 

В. Л.: Да, все верно. 

В. С.: То есть просто называется «Санкт-Петербург Арена». 

В. Л.: Они называют стадионы по городам, потому что они являются организаторами турнира, и все коммерческие права принадлежат им, в том числе на брендинг и наименование стадиона. Поэтому по регламенту проведения подобных мероприятий мы должны предоставить так называемый «чистый» стадион. На нем убирается вся реклама спонсоров клуба и стадиона, заклеиваются все, даже самые маленькие шильдики не партнеров организаторов, и стадион полностью на время мероприятия перебрендируется. 

В. С.: Владимир Анатольевич, очевидно, что содержание, обслуживание такого огромного мультифункционального комплекса требует действительно очень больших средств, даже в ежедневном формате. Я задам следующий вопрос: насколько окупаема «Газпром Арена» и какие временные перспективы прослеживаются в этом смысле? 

В. Л.: Говорить про окупаемость подобного рода стадионов очень сложно, поскольку как мировой, так и российский опыт говорит о том, что арена, как правило, является частью футбольного клуба, одним из его активов, который в совокупности с другими клубными процессами, как я и сказал ранее, формирует некую прибыль. Говорить просто об окупаемости стадиона как самостоятельного объекта не приходится, потому что, как правило, эти мегаобъекты крайне затратны с точки зрения строительства, они никогда не окупаются, потому что стадион, помимо того, что он сам по себе крайне дорогое сооружение, он еще и в процессе эксплуатации требует постоянного развития и инвестиций для того, чтобы идти в ногу со временем. Это опять же к вопросу о комфорте зрителей, о мультифункциональности и так далее. Всегда есть во что вкладывать и развивать, поэтому объекты, подобные «Газпром Арене», они не окупаемы, и их окупаемость и результаты финансовой деятельности, нужно всегда смотреть в увязке с финансовой деятельностью, например, клуба. Ну есть и стадионы, у которых нет, скажем так…

В. С.: Клуба, к которому они привязаны. 

В. Л.: Да, но как правило это разного рода топовые сооружения: Олимпийский стадион и так далее. Они не окупаемы в принципе. 

В. С.: Ну что ж, друзья, надеюсь, что после сегодняшнего нашего разговора вопрос «Как это работает?» в отношении современных футбольных арен стал для вас хотя бы немного более открытым, и за это мне остается выразить слова благодарности заместителю генерального директора по инфраструктуре футбольного клуба «Зенит» Владимиру Литвинову. Владимир Анатольевич, спасибо большое. И всевозможной удачи вам в этом нелегком процессе. 

В. Л.: Спасибо. 

В. С.: На этом будем заканчивать. Меня зовут Владимир Столяров. Только что вы посмотрели очередной выпуск подкаста «Зенита» «Как это работает?». До новых встреч.